Не пропусти

вторник, 2 апреля 2019 г.

Хотят ли русские войны?



Никогда не думал, что название широко известного стихотворения Евгения Евтушенко «Хотят ли русские войны?» утратит характер чисто риторического вопроса и станет остро актуальным в наше время.
Произведение замечательного поэта появилось, как известно, в начале 60-х, т.е. в самый разгар той «холодной войны», зловещие аксессуары которой так любят сейчас на себя примеривать современные наши теле-политологи. Взахлеб рассуждающие, к примеру, о каком-нибудь супер-гипероружии, от чего никому и нигде не спастись. Или угрожающие превратить Америку в ядерную пыль.

Берусь утверждать, что почти полвека назад, отвечая западным «рыцарям» «холодной войны», поэт, в сущности, ответил и нынешним нашим диванным патриотам, с необыкновенной легкостью рассуждающим о возможной ядерной войне с США и НАТО.
Особую озабоченность вызывают сторонники тезиса о неизбежности перехода «холодной войны» в горячую фазу. Так и хочется назвать их буйными авантюристами, раз они серьезно считают, что России придется с Западом воевать, «но мы настолько сильны, что победим и выживем». Не многим трезвее поборники предотвращения «горя чей» войны посредством достижения с США ядерного паритета, который якобы надежно обеспечивал мирную жизнь на планете в условиях первой «холодной войны».
На самом деле ядерный паритет, или, проще говоря, «равновесие страха» никогда не был безусловной гарантией от ядерной войны. Достаточно вспомнить Карибский кризис в октябре 1962 г., когда мир висел на волоске от нее. Кстати, я был тогда уже взрослым чело веком, слушал западное радио и действительно думал, что война меж ду СССР и США очень вероятна и что очень несправедливо терять жизнь в 16 лет.
Совершенно очевидно и то, что ядерный паритет при работающих соглашениях внушает большее спокойствие, чем в условиях разрушения таковых, как это происходит на наших глазах.
В общем, специфика нашего времени такова, что объективно внушает большую тревогу. Одно дело военные приготовления сторон, вынужденных соблюдать хоть какие-то правила. Совсем другое – гонка вооружений без правил, при которой вероятность перехода «холодной войны» в «горячую» особенно велика (провокация или случайность). К тому же в отличие от прежней «холодной войны» сегодня имеет место ксенофобия и милитаризация общественного сознания не только элит, но и всего социума, чему, похоже, способствует более высокое качество пропаганды с обеих сторон геополитического конфликта.
Недавно, беседуя с одним весьма авторитетным американским экономистом о возможностях разрешения или хотя бы купирования целого ряда злободневных проблем мировой экономики, я услышал из его уст шокирующую фразу. «В современной мировой экономике, – сказал он, – появились и обостряются в одно и то же время такие проблемы, решить которые можно только с помощью войны».
Не стану называть имя этого человека, дабы мы с вами не поспешили объявить его «ястребом», «поджигателем», «провокатором» или кем-то еще – по давно нам привычной классификации зарубежных злодеев. Продолжая беседу и высказав аргументы, опровергающие его высказывания, я понял, насколько опасна вся эта пропагандистская битва между нами и Западом, если саму возможность всемирно го ядерного пожара может допускать и даже мириться с этим ученый, чья миссия – экономика, т.е. инструмент развития, процветания цивилизации, а не ее гибели. Нет, и не может быть таких проблем в со временной мировой экономике, которые не могут быть решены без помощи войны. Тем более ядерной.
Конечно, у той и у другой стороны новой геополитической ссоры есть свои интересы и свои аргументы. Но проблема в том, что и те, и другие отвергаются оппонентами, так сказать, «с порога». Разве не об этом свидетельствует выход США из российско-американского Договора о ракетно-ядерном оружии средней и меньшей дальности? В претензии России по этому поводу, она, как известно, обвиняется в том, что один из видов ракет средней дальности способен лететь дальше допускаемых договором 500 км. Но, судя по всему, это лишь предлог. Дональд Трамп признает, что целый ряд других государств обладает ракетами средней дальности, способными поражать цели гораздо дальше 500 км. Но это его, видимо, мало заботит. Главное для него – разорвать договор с Россией.
По всей вероятности, за этим последует выход США из всех других американо-российских соглашений и договоров, касающихся ядерного оружия, – и о пределах его арсеналов, и о его нераспространении, и об испытаниях все более и более мощных и совершенных средств массового уничтожения.
Как же реагирует на это российская сторона? Россия ответит, как заявил наш президент, зеркально. Мы тоже выходим из Договора о ракетно-ядерном оружии средней и меньшей дальности. Если американцы будут совершенствовать и наращивать свой ракетно-ядерный арсенал, мы будем делать то же самое. Как говорится, «в долгу не останемся». Но при этом Владимир Путин подчеркивает, что, мол, мы не позволим втянуть себя в новую гонку вооружений.
«Как это?» – осмелюсь задать вопрос. Какие бюджетные или вне бюджетные средства обеспечат наше соответствие колоссальным вложениям в американский военно-промышленный комплекс? Можно предположить, что, разрывая подобные соглашения с Россией и обостряя тем самым напряженность между двумя ядерными державами, Д. Трамп и его администрация как раз и хотят обосновать кардинальное увеличение мощи американского ВПК. Очевидно одно. Если конструктивного диалога между Москвой и Вашингтоном не будет – участия России в разорительной гонке вооружений не избежать. Следовательно, обеим сторонам надо приступить – не на словах, а на деле – к созданию атмосферы взаимного доверия, что возможно толь ко на основе взаимных уступок.
Не знаю, многие ли в сегодняшней эйфории воинственного патриотизма согласятся со мной, что в нашей новейшей истории подобный шанс уже был, но, увы, оказался упущенным. Я имею в виду недолгие горбачевские времена, когда между СССР и США были заключены соглашения, которые избавили тогда мир от страха ядерного апокалипсиса, но сегодня, судя по всему, находятся под серьезной угрозой. Грустно все это, и я сказал бы, позорно для хомо сапиенс, перед которым ныне целый букет вызовов экзистенциального характера.
Здесь, думаю, уместно привести слова Михаила Горбачева из его недавней статьи в газете «Ведомости»: «Ключ к решению проблем безопасности не в оружии, а в политике. Тревожные события последних недель не допускают благодушной реакции. Но и паники быть не должно. Нужно осмыслить создавшуюся ситуацию и, главное, действовать, чтобы не дать миру скатиться в гонку вооружений, конфронтацию, вражду. Несмотря ни на что, я верю, что это все-таки в наших силах».
В заключение позволю себе рефлексию из жанра I have a dream. Россия должна и способна выступить с идеей разработки, принятия и вступления в действие не двустороннего, не многостороннего, а Всемирного договора, запрещающего любые виды оружия массового уничтожения. Такой договор должен быть обязательным для всех государств – членов ООН. Утвердить его должен Совбез ООН с последующим парафированием Генеральной Ассамблеей ООН. В этом же документе необходимо детально прописать весь инструментарий контроля за его соблюдением и способы пресечения его нарушений…
Руслан Гринберг


Журнал «Мир перемен» №1 / 2019 / Слово к читателю


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Офис2013

Поделись ссылкой