среда, 24 января 2007 г.

Нужны ли России союзники? Геополитические последствия нефтегазового конфликта

На этот вопрос попытались ответить участники Круглого стола, проведенного 23 января в ИД "Аргументы и факты". В обсуждении темы приняли участие: Государственный секретарь Союзного государства России и Белоруссии Павел Бородин, генеральный директор Центра политической конъюнктуры Константин Симонов, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, учредитель Института национальной стратегии Станислав Белковский, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин, политолог, доцент МГИМО Кирилл Коктыш, директор Центра по проблемам европейской интеграции (г. Минск) Юрий Шевцов,директор по спецпроектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов и другие. Краткие тезисы выступлений Юрий Солозобов: Многие средства массовой информации, так же как и некоторые политики и политологи, пытались умолчать или быстро забыть о нефтегазовом конфликте, который произошел между Россией и Белоруссией. Это принципиально неверная позиция. Цель нашей сегодняшней встречи - рассмотреть истоки и причины происшедшего конфликта, оценить его воздействие на будущее во взаимоотношениях межд. нашими странами, его воздействие на будущее Союзного государства, рассмотреть институциональные дефекты российско-белорусского союза, обсудить какова оптимальная модель интеграции на ближайшую и долгосрочную перспективы наших отношений и др. Павел Бородин: Межрегиональное сотрудничество в Союзном государстве играет ключевую роль в интеграции России и Белоруссии и является действенным фактором союзного строительства. Программы Союзного государства являются одним из наиболее значимых инструментов развития и укрепления интеграции. Они стали эффективным механизмом взаимодействия делового сообщества наших стран. Для государства нужно минимум 300 млн. потребителей, тогда образуется рынок, с которого можно собрать деньги на оборону, на станкостроительный комплекс, на правительство и на все остальное. С этой точки зрения, развал Советского Союза - это та беда, которую мы все на нашем постсоветском пространстве даже представить себе пока не можем. Создание Союзного государства России и Белоруссии - это первый шаг к восстановлению постсоветского пространства по типу Евросоюза, в чисто экономическом плане. Сегодня Союзное государство - это 5 млн. рабочих мест: из них 330 тыс. по союзному бюджету, остальные - по программам межрегионального сотрудничества. Сегодня это - свободное передвижение людей и капиталов, это воля президентов, которые в январе прошлого года подписали соглашения по четырем важнейшим вопросам: по налогообложению, по единой миграционной карте, по системе здравоохранения и по собственности, и ряд других более мелких документов. Более десяти лет Беларусь и Россия уверенно движутся по пути интеграции, невзирая на трудности и недоверие скептиков. Новая геополитическая и экономическая реальность - Союзное государство - сформировалась и действует. Сегодня наш бюджет - 4,3 млрд.руб. Казалось бы, это копейки по сравнению с тем бюджетом, который должен был быть у Союзного государства. Но когда я в 2000 г. пришел на пост Государственного секретаря, он составлял всего 600 млн.руб. Структура расходов бюджета Союзгого государства за последние годы существенно изменилась. Увеличен объем средств, выделяемых на финансирование программ научно-технического и производственного характера (в 2006 году - 1 млрд. 181 млн. руб. ). Программы Союзного государства имеют важнейшее социальное значение. В настоящее время реализуется и финансируется 40 союзных программ, в том числе 8 промышленных. Благодаря этим проектам, сохранено и вновь создано порядка 3 млн. рабочих мест на предприятиях-участниках программ в Беларуси и России. Но главное, что благодаря программам идет развитие наукоемкого машиностроения и современных наукоемких технологий. В частности, совместными усилиями российских и белорусских специалистов успешно развивается современное дизельное автомобилестроение, создается элементная база для электроники и мощных суперкомпьютеров, совершенствуется производство карьерного транспорта и сельхозтехники. Так, в результате реализации программы "СКИФ" создан суперкомпьютер, вошедший в сотню самых высокопроизводительных машин мира по международному компьютерному рейтингу. Только 6 стран в мире имеют такие компьютеры. Запущены в серийное производство конкурентоспособные на мировом рынке автомобили "МАЗ" с двигателем, отвечающим экологическим стандартам Евро-2. Ряд российских предприятий в результате получения финансовой поддержки из бюджета Союзного государства смогли выйти из кризиса, улучшить финансовое положение и расширить производство. Например, ситуация на предприятиях Ярославской области, производящих дизельные моторы, коренным образом изменилась с началом реализации программы “Развитие дизельного автомобилестроения”. Ранее эти предприятия фактически находились на стадии банкротства, а сейчас на них работают более 18 тыс. человек. В программе по производству серийного оборудования для выпуска специальных химических волокон принимают участие 33 научно-исследовательских организации Беларуси и России. Расчетный эффект от ее реализации составит 1,343 млрд. руб. Но впереди еще более масштабные задачи и проекты, например, транспортный трансъевразийский коридор - сухопутный маршрут из Азии в Европу через Россию и Беларусь. Географическое положение России и Беларуси уникально. Только у нас есть возможность дотянуть транспортные коммуникации до территории Японии и США и связать эти страны с Западной Европой. В настоящее время товарооборот между Азией и Европой составляет $600 млрд. в год. Трансъевразийский коридор позволит нашей стране получать до $25 млрд. прибыли в год от транзита. Сейчас прибыль от транзита ГРУ-зов по Транссибу составляет все-го $1 млрд., что в 15 раз меньше, чем в советские времена. По сути, мы просто отказываемся от колоссальных денег, вместо того, чтобы создать транспортную систему, на которую в мире существует огромный спрос. Сегодня, наконец, начинают вырисовываться реальные контуры этого глобального проекта. Правительство России одобрило “Основные направления формирования и развития международных транспортных коридоров”. Проведены переговоры с рядом крупнейших британских, немецких, итальянских и французских корпораций. Они готовы создать консорциум по строительству транспортного коридора Брест - Минск - Смоленск - Москва - Екатеринбург - Новосибирск - Красноярск - Иркутск - Владивосток. Трансъевразийский транспортный коридор станет многопрофильной коммуникационной системой, включающей автомагистраль, железную дорогу, продуктопроводы, системы энерготрафика и телекоммуникационные каналы. Создание такой транспортной системы обеспечит не только масштабный экономический эффект на длительную перспективу. Этот проект даст стимул развитию инфраструктуры на всем протяжении трассы и позволит создать рабочие места для 1,5 млн. белорусов и 15-20 млн. россиян. Межрегиональное сотрудничество - одна из основ партнерства государства и предприятий различных форм собственности в Союзном государстве. Сегодня белорусская и российская экономики интегрированы в топливно-энергетическом комплексе на 95 %, в машиностроении - на 85 %, в сельском хозяйстве - на 65%. Более 8000 белорусских и российских предприятий нуждаются во взаимных поставках сырья, материалов и комплектующих. В настоящее время все 6 белорусских областей и Минск связаны соглашениями о сотрудничестве практически со всеми субъектами Российской Федерации. Количество действующих договоров и соглашений между регионами РБ и РФ превысило две сотни. Заметно вырос и товарооборот Беларуси и России. Если в 1999 г. он составлял $7 млрд., то по итогам 2006 г. ожидается показатель в $20 млрд. К сожалению, мы вот уже шесть лет обсуждаем Конституционный Акт Союзного Государства - своеобразную Конституцию переходного периода. Шесть лет обсуждаем единое платежное средство. Странно, что европейцы: сорок восемь языков, три десятка стран, - сели и договорились, а мы: практически один язык, один народ, - договориться между собой не можем. Хотя - уверяю вас - когда президенты хотят договориться, они всегда договариваются. Считаю, что вина за нынешнее положение дел отчасти лежит и на Лукашенко - дотационная экономика в Белоруссии, - но больше всего отмывали там деньги те товарищи, которые перерабатывали нефть по $100, а потом перепродавали ее за $600. Туда вывозили газ за $46, а перепродавали за $230 и так далее. Конечно, есть проблемы! Но единственный способ решить конфликт - это садиться за стол и договариваться! Уверяю вас - Союзное государство состоялось! Вы представьте себе, что будет, если 5 млн. рабочих мест мы сегодня потеряем, развалив наше Союзное государство? Что будет? Очередная революция! Я не предсказатель, но в самое ближайшее время мы договоримся и с Казахстаном, и с Украиной, если она не развалится на три части, и со всеми остальными. И мы восстановим в чисто экономическом плане все наше постсоветское пространство! Я считаю, что Союзное государство состоялось, кто бы, что бы не говорил. В любом случае - есть законы макроэкономики, и я просто уверен, что постсоветское пространство восстановится, а уж Союзное государство будет существовать и развиваться! Станислав Белковский: Период с 2005 по 2006 г.г. войдет в новейшую политическую историю, как переломный: прекратило свое существование единое постсоветское пространство, неформальным политическим лидером которого была Россия. Мы наблюдали начало геополитической фрагментации и сегментации этого пространства. Россия полностью отказалась от статуса региональной державы. Были существенно поколеблены позиции РФ, как основного поставщика энергоресурсов в Европу. Введены, и разрабатываются новые нефтепроводы в обход России. Как мы все помним, 2006 год начался с нефтяного конфликта между Россией и Украиной, а закончился же он нефтегазовой войной между Россией и Белоруссией. Результат ее - дополнительный $1 млрд. в год в российскую казну. Но что значит этот миллиард для бюджета России, особенно если вспомнить, доводы правительства, которое постоянно говорит о том, что большие деньги, в частности стабфонд, вредны для экономики страны, ссылаясь на инфляцию. На самом деле, газовая война с Белоруссией имела одну цель: увеличение капитализации ОАО “Газпром”, в связи с намеченной на 2007 г. продажей некоторыми миноритарными акционерами корпорации подконтрольных им пакетов акций до предстоящих парламентских и президентских выборов. Ни доля кого не секрет, что большую политику в России делают руководители ОАО “Газпром”, которые, фактически, управляют государством. Сегодняшняя власть рассматривает государство и бюрократию лишь, как механизм для торговли энергоносителями, как средство для обналичивания власти и собственности. Что значит сиюминутная выгода в сравнении с утратой Россией геополитических перспектив? После нефтегазового конфликта между Россией и Белоруссией не только Ищенко протянул руку Лукашенко, но и ЕС изъявил желание пойти на сближение с Белоруссией. 18 января Минск посетил председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы Рене Ван дер Линден, который заявил в интервью радио “Свобода”: “Все больше политических институтов, стран и партий в Европе сейчас пытаются найти способ восстановить дискуссию и способ поддержать положительные моменты в развитии Белоруссии. …и в Европейском союзе сейчас мнение немного изменилось. Я обсуждал эту проблему не только с комиссаром по международным делам госпожой Ферреро-Вальднер, но и с членами Европейского парламента. И Европейский парламент тоже думает над тем, как завязать позитивный диалог с Белоруссией”. 16 января 2007 г. Европейский банк реконструкции и развития объявил о начале реализации в отношении Республики Беларусь новой стратегии, предусматривающей качественное расширение контактов банка с частным сектором страны. Итоги: 1. За прошедший короткий период была доказана относительная неэффективность “газового шантажа”, который лишь побудил постсоветские страны активнее искать источники сырья, альтернативные российским. 2. В 2006 г.: ближнее зарубежье окончательно стало для России дальним; рухнул миф о критической зависимости стран евразийского хартленда от российских энергоресурсов. 3. В 2007 г. : Украина и Казах-стан активизируются в роли субрегиональных держав; 4. США, Евросоюз, КНР, Турция, Иран - эти геополитические субъекты будут приоритетными конкурентами в борьбе за региональное влияние. Михаил Делягин: Прежде всего хочу высказать следующее убеждение: есть такое понятие, как “бухгалтер”. Это чиновник, для которого и друг, и даже родной брат являются убытком. Так вот, у нас отношения с Белоруссией устанавливает “бухгалтер” или “кошелек”. Такой бухгалтерский взгляд на сегодняшнюю ситуацию и на будущее наших стран является взглядом только на один шаг вперед. Дальше эти люди не видят и не хотят видеть. Нефтегазовый конфликт между Россией и Белоруссией подорвал репутацию нашей страны в государствах, где она традиционно была прочной. Без поддержки России Белоруссия может оказаться на грани экономического кризиса. Это объективная реальность, так как производства как в Белоруссии, в других странах постсоветсткого пространства, так и в России таковы, что работать при цене на газ более $100 за 1000 м3 не могут. Повышение цены на газ - это искусственное создание кризиса и хаоса. Так уже было в 90-х, и результаты этого хаоса мы уже можем наблюдать на московских улицах. Я глубоко убежден, что разрушительный хаос, если он начнется в Белоруссии, придет не в Европейский Союз, а в Россию. И в этом случае в стратегическом отношении нас ждут плачевные последствия. Юрий Шевцов: Считаю, что в России не обратили внимание на то, как у нас в Белоруссии оценили и до сих пор оценивают прошедшую “зимнюю войну”. Неверно говорить, что легитимность Белоруссии исходит только из России. Напомню, что ваша страна, наряду с США и Великобританией, является одним из ядерных гарантов Белоруссии. Но это только один из многих факторов. Военный союз между нашими государствами до сих пор не подписан, потому что Беларусь не совсем объективно воспринимается Россией. Вспомните о недавних совместных военных учениях на территории Белоруссии! Почему же все это так легко ставится на карту! Самым главным вопросом является то, что заключенные договора по возникшей нефтегазовой проблеме, заключены вне рамок Союзного государства. Но ведь это вопрос принципиальный, стратегический, а не текущий. И еще я бы хотел обратить внимание на реакцию Европейского Союза. После “зимней войны” Европа забыла если не все, то очень многие претензии, которые она имела к Беларуси, а это говорит о многом. Кризис Союзного государства был воспринят белоруской стороной крайне болезненно - как угроза национальной безопасности. Соглашения с Россией по проблемам торговли, а также нефти и газа были заключены без использования механизмов Союза. Это и заставило белорусов усомниться в эффективности союзной структуры, фактически отстраненной от решения кризиса в двусторонних отношениях. Кирилл Коктыш: Датирование бывших союзных республик базировалось на том, что мы переживаем переходный период. Ситуация с Белоруссией всегда была особой, и создание Союзного государства всегда стояло на первом плане. Но хочу напомнить следующий факт. Александр Лукашенко провел свою предвыборную кампанию под лозунгом “За независимую Беларусь”. То есть речь шла о создании конфедерации, что не является союзом по смыслу. Считаю, что введение новых цен, о которых мы говорим все последнее время, не является давлением на Белоруссию, а представляет собой становление нормальных экономических отношений, перевод их на рыночную основу. Считаю также, что результатом происшедшего кризиса стало закрытие белорусского офшора, ликвидация зоны непрозрачности в наших экономических отношениях. Михаил Ремизов: Хочу напомнить собравшимся простую, но хорошо известную истину: надо уметь создавать дружбу. Неудача российской внешней политики по отношении к Белоруссии заключается в том, что мы разрушаем складывающийся союз двух государств. Наша политика, на мой взгляд, по отношению к этой стране является слишком радикальной, и началась не сегодня и не вчера, а со времен распада СССР. При создании единого союза, Россия должна требовать от Белоруссии, на мой взгляд, три главных пункта: заключение военно-политического союза; определение статуса русского населения и признание русского языка государственным языком; создание действенной экономической интеграции экономик. Произошедший конфликт, с российской стороны, носил характер целенаправленного разрушения института союзного государства. При желании, все спорные вопросы могли урегулироваться без нарушения его норм. Разрыв союза - это крупная ошибка с точки зрения энергополитических интересов России. Сдвиг Белоруссии к альянсу транзитных государств, повторяемость транзитных конфликтов - все это резко ослабляет позиции России в энергодиалоге с ЕС. Константин Симонов: Призываю не идеализировать белорусскую сторону, относящуюся к институтам Союзного государства сугубо потребительски, предпочитая имитировать интеграционный проект, нежели осуществлять его в реальности. Наличие тяжелых стратегических последствий конфликта для самой России не оспаривается никем. Поводов для оптимизма действительно мало. Даже тезис о том, что Россия отказывается быть региональным цент-ром на пространстве СНГ и превращается просто в одно из государств региона, выглядит не совсем точным. Дело в том, что, вольно или невольно отказываясь работать на объединение вокруг себя бывших союзных республик, Россия тем самым включается во враждебные региональные проекты в качестве младшего партнера. Рассмотрим ситуацию подробнее. В свое время Хантингтон писал о грядущей войне цивилизаций - крупных региональных коалиций держав, объединенных по культурному признаку. Если следовать подобной модели, условный “всемирный халифат” должен был бы противостоять “конфуцианской цивилизации” во главе с Китаем, а православная цивилизация во главе с Россией - бороться против натиска протестанско-католической Европы. Иммануил Валлерстайн придумал концепцию миросистемы, капиталистического мирового хозяйства, своеобразной пищевой пирамиды, на вершине которой может находиться лишь одно государство мира. Например, США, как ранее Великобритания. На деле же произошел некий синтез обеих концепций. Выяснилось, что каждый мировой экономический центр силы стремится создать свою капиталистическую микросистему, которая распространяется сразу на весь мир. Поэтому Китай, например, не просто стремится объединить вокруг себя государства Юго-Восточной Азии, но и активно принимает участие в делах Африки, поскольку, например, Судан, является одним из ключевых поставщиков нефти в КНР. Аналогичным образом действуют и два других центра - США и Европейский союз. Естественно, тот, кто отказывается строить собственную “микросистему”, оказывается жертвой соседей. Россия является, например, членом Шанхайской организации сотрудничества, куда входят Китай и государства Средней Азии. В условиях, когда Россия отказывается от политики влияния на пространстве СНГ, Средняя Азия, естественно, превращается в зону первенствующего влияния Китая, а сама Россия - в лучшем случае, в младшего партнера новой сверхдержавы. Причем одного из младших партнеров, такого же младшего, как Казахстан. Иначе говоря, речь идет уже не о сценарии превращения России в региональное государство без амбиций, а о включении ее в чужие зоны влияния. И если в Средней Азии Россия превращается в младшего партнера Китая, то в Европе - в младшего партнера Евросоюза. Такого же младшего, как Украина или, прости Господи, Молдова. Разумеется, подобный сценарий является крайне привлекательным для наших элит, которые думают, что статус младшего партнера и статус привилегированного партнера равнозначны. Между тем это совершенно не обязательно. Поодиночке и ЕС, и Китай добьются от стран СНГ всего, чего захотят. Поэтому политика дробления тех субъектов, которые еще остались на пространстве СНГ, абсурдна. Существует старая притча о венике. Отец говорит сыновьям: “если будете держаться вместе, как прутья в венике, никто вас не сломает. А поодиночке - вас сомнут”. Логика старой притчи действует и в данном случае. Обиженная Беларусь пошла “сдаваться” на Запад. В интервью германскому политологу А.Рару А.Лукашенко призвал Запад к установлению дружественных отношений и пересмотру фактически имеющей место быть холод-Ной войны по линии США-Белоруссия и ЕС-Белоруссия. Конечно, для Европы Лукашенко и его режим - нечто вроде Саддама Хусейна. Но ведь сотрудничал Запад и с Саддамом, когда ему это было выгодно. А действовать против интересов Москвы сегодня выгодно настолько, что европейцы и американцы, пожалуй, сделав кислую рожу, все же пойдут на сближение с Минском. Ведь играть сейчас против Лукашенко - значит усиливать Москву, которой “в Евро-пах” и так недовольны. России, чей политический вес благодаря ссоре с белорусами понизится, будет тяжелее отстаивать свои интересы перед лицом ЕС и его нынешнего председателя Ангелы Меркель. В словах кремлевских чиновников, призывающих не дотировать Беларусь, а строить отношения с ней на равноправной основе, есть логика. Однако почему грядущее равноправие обязательно должно означать ссору и развал Союза? Разве одно следует из другого? Не лучше ли пересмотреть формат интеграции, но саму интеграцию сохранить? И элитам России и элитам Белоруссии так дешевле выйдет! На Круглом столе побывали А.Лебедев и Г.Савинич (фото) № 1 (61) январь 2007 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Офис2013

Поделись ссылкой